alexeima2

Category:

Не ложитесь люди, в больницы вы болеть.

Вот призовет меня Господь и спросит:
- А что, ты хорошего людям за свою жизнь сделал?
Тут-то я и скажу: «не советовал в больницы ложиться, всячески предупреждал, что в больницу только по крайней нужде, если есть возможность от нее спастись – непременно уклоняйтесь, потому что место это крайне опасное».

И, может, зачтет мне кое-какие грехи за это Господь.
Только один пример из многих, что с может в больнице произойти, даже если ты и не помышлял о дурном, более того, может только о  светлом помышлял. Никто не защищен от больничного произвола, даже духовная особа.

Госпитализировался в нашу больницу батюшка-настоятель из храма неподалеку. Для обследования «по возрасту». Такие обследования сами по себе часто скорее вредны, чем полезны, но даже нужные процедуры, например, колоноскопию после 50 лет, лучше делать амбулаторно. Батюшку не вразумили ни врач, ни высшие силы и он, будучи в трезвом уме и ясной памяти, госпитализировался в нашу полуэлитную полузакрытую ведомственную больницу.

Досталась ему комфортная одноместная палата со всеми удобствами на вип-лаундж-этаже.
Вечером у него выдалась свободная минутка. В дверь ему постучали. Вошла милая женщина с грустными глазами и проникновенно глядя на батюшку спросила:
- Святой отец, а скажите, как мне каяться?
Батюшка перестал напряженно вчитываться в заключение ультразвукового исследования и поднял взор на посетительницу. Она была взору приятна, элегантна, поза ее была покорна, а глаза скорбели о непереносимых грехах.
Женщиной этой была Лизочка, жена одного большого чиновника, которая время от времени лечилась у нас от запоев, называя их «извините, я, кажется снова нарушила диету и у меня панкреатит». В больнице она обычно прятала пиво в бачке унитаза. Существо она хрупкое, а печень ее так и вовсе призрачный предмет, поэтому от банки пива напивалась она до изумления.

Но в тот вечер подумала она о душе, и тут, очень кстати, в соседней палате батюшка-настоятель.
- Как тебя зовут, дочь моя?
- Лизочка.
- В чем же ты, Лиза, хочешь покаяться?
- Очень во многом, батюшка.
- Давно ли ты была на исповеди?
- Да никогда не была.
- Вот, Лиза, возьми эту книжечку, почитай. - И протягивает ей брошюру «Как приготовиться к исповеди». На обложке строгий монах нарисован. Смотрит монах на Лизочку, как будто все грехи ее читает. – Прочитай, - продолжает батюшка, - Евангелие вспомни, тоже перечитай и приходи ко мне в субботу в храм, вот, он как раз из окна больницы виден.
За окном переливался золотыми маковками недавно построенный белоснежный храм, он вселил в сердце Лизы радость и уверенность в благополучном отпущении грехов. Но успех следовало закрепить. Лизочка немедленно решила воспользоваться возможностью получить духовные знания, мало ли что произойдет до субботы.
- Батюшка, а что будет, если я грехи какие-то забуду или вовсе не скажу?
- Нет, Лиза, все грехи надо осознать, раскаяться и скорбеть о них, чтобы не повторять в будущем.
- Но я же непременно что-то забуду!
- А ты на листочке запиши и читай.
- Ой, а так можно? А у вас есть листочек? Ой, да сколько же это листочков-то надо, писать замучаешься! Нет, давайте, батюшка, лучше так: вы меня будете спрашивать, а я отвечать. Вы меня спросите, пьешь ли ты, Лизочка? Конечно, батюшка, пью. Вы сне скажете, а сквернословишь ли ты Лизочка, конечно, скажу, много раз за день. Вы мне скажете: а прелюбодействовала ли ты Лизочка? А я вам: а кто из нас с вами, батюшка, не прелюбодействовал?
Шаги в коридоре. Медсестра приносит раствор для подготовки к колоноскопии. Батюшка извиняется, нужно готовиться. Лиза идет спать. 

Батюшка человек консервативный. Не верит в раствор и просит принести ему клизму и тазик. Медсестра предлагает помощь, но он отказывается, все сам. Закрывается в палате. Из-за двери время от времени доносится шум воды, звон тазика при касании других предметов и прочий бытовой шум.
В этот момент за стеной проснулась Маргарита Вениаминовна. Заместитель главного врача по общим вопросам. Ее еще ночным главным врачом называли. В больнице она жила, хотя ее квартира была в соседнем доме. По ночам она приводила странных людей, приказывала их лечить, зашивать им раны, выводить из запоя, в полупрозрачном кармане халата после этого всегда неряшливо лежали стодолларовые купюры (дело было давно и рублю привыкли еще не все).

У Маргариты Вениаминовны с перепоя страшно болела голова. Каждый удар тазика ощущался кувалдой по теменной кости. Один глаз не открывался, второй болезненно пульсировал, Маргарита откуда-то со стороны услышала свой же нечеловеческий яростный рык:
- Какая, бля, сука, тут воду льет и гремит, что за ебланы?
Воцарилась мертвая тишины. Маргарите Вениаминовне показалось, что звуки ей почудились и она вновь задремала. Отец-настоятель провел минут десять в напряженной тишине и вновь тихонько открыл воду, осторожно, едва слышно звякнул тазиком.
- Нет, ну что за гандоны! – вскричала Маргарита и выбила дверь в палату священника. Батюшка, полагаясь на надежность замка, не ожидал позднего визита и стоял в полной растерянности в дверях палатного туалета голый и с тазиком.
Второй глаз Маргариты Вениаминовны открылся, переливаясь адской краснотой подконьюктивального кровоизлияния, сеял смерть и ужас во круг.
- Еще звякнешь – прибью, - сказал, как показалось батюшке, демон в белом грязном халате, помятым лицом и красным глазом.

Как и любого христианина, у отца-настоятеля был страх внезапно умереть без покаяния и причастия. Ему показалось, что этот момент настал. Он набрался мужества, закрыл дверь в палату и вызвал полицию. Полиция приехала неожиданно быстро. Причем это были серьезные дядьки в камуфляже и с автоматами. Они проводили батюшку до срочно высланной за ним церковной машины, на которой он и спасся.
Поскольку природа красноглазого демона была неясна, полицейские решили его увидеть своими глазами. Но не тут-то было. Маргарита Вениаминовна закрылась в своей палате, у нее дверь и замок были что надо и вопила оттуда:
- Убирайтесь, суки, всем погоны поотрываю, прокурор города мой должник!

Полицейские, ни на минуту не утрачивая хладнокровия, с интересом слушали прогноз своей судьбы. И ничего не предвещало, как сержант ловким ударом ноги выбил, казалось, надежную дверь. Маргарита поехала в отделение. Батюшка приехал домой и зарекся доверять свое здоровье медицине, только молитва и пост. Лизочка смотрела за всем в шелку из своей палаты и старалась все запомнить. Чтобы ничего не забыть из увиденного, записывала диалоги на листочек, чтобы прочитать на исповеди в субботу.

Алексей Паромонов

promo alexeima2 july 16, 2016 13:07 2
Buy for 20 tokens
В этом году в Украине благодаря новому методу искусственного оплодотворения может родиться ребенок с генам не от двух, а от трех человек - отца, матери и еще одной женщины-донора. Об этом сообщает "ВВС-Украина". Правда, количество генов от донора будет относительно малой - всего 37…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded